Выставка
Выставка временно закрыта. 10, 17 и 31 октября Новая Третьяковка работает до 18:00, вход до 17:00.

Война

Новая Третьяковка, залы №28,29,33,36, Крымский Вал, 10
Сергей Шерстюк. Отец и я. 1983
ГТГ
Николай Андронов. Война и мир. Диптих. 1986
ГТГ
Владимир Гаврилов. Родную землю. В народное ополчение. 1959
ГТГ
Федор Глебов. Автопортрет. 1945
ГТГ
Гелий Коржев. Облака 1945 года. 1980-1985
ГТГ
Михаил Кугач. Весна 1945 года. 1985
ГТГ
Ахмат Лутфуллин. Проводы на фронт. 1978
ГТГ

3 июня 2020 — 21 мая 2021

9 мая наша страна отмечает 75 лет Победы в Великой Отечественной войне. Третьяковская галерея посвящает этому юбилею свою расширенную экспозицию в здании на Крымском Валу.

12+


C самого начала войны советские художники приняли в ней участие: кто-то как фронтовой художник-корреспондент, кто-то как ополченец или призванный в армию и принимавший участие в непосредственных военных действиях. Война стала важнейшей темой последних десятилетий ХХ века, к ней обращались художники разных поколений огромной многонациональной страны.

Страдания народа, его уверенность в победе и ожидания возвращения близких  с полей великой и трагической войны нашли выражение в живописных произведениях, созданных еще в течение самой войны. Такие страстные, полные трагедии и утверждения человеческого достоинства произведения, как «Мать партизана» Сергея Герасимова, «Таня» Кукрыниксов, триптих Павла Корина «Александр Невский», «Фашист пролетел» Аркадия Пластова, были созданы в 1942-1944 годах.

В «Автопортрете» (1945, зал 28) читать аннотацию фронтовика Федора Глебова зритель встречается с участником военных действий, образ которого решен в монохромном сдержанном колорите. Все внимание художника сосредоточено на личности героя, как бы вглядывающегося в свое военное время.

По прошествии нескольких десятилетий художники, пережившие взрослыми или детьми те страшные годы, обратились к теме войны по-иному — более отстраненно. Михаил Савицкий в картине «Поле» (1973, зал 28) читать аннотацию, в сюжете боя, казалось бы подразумевающему реалистическую конкретику и подробности,  в результате создает крупное монументальное полотно, в котором нет места этим подробностям. Страшная «мясорубка» сражения преобразована им в величественную, почти мифологическую, сцену битвы на фоне «золотого» пространства хлебного поля, приобретающего символическое звучание — как место вечного упокоения героев-победителей.

В другом его произведении «Годовщина невозрожденной деревни» (1984, зал 28), также как и в картине Бориса Неменского «Память смоленской земли» (1983, зал 28) читать аннотацию тема памяти о прошедшей войне выражена в простых лаконичных композициях. Три предмета, «пережившие» войну, — пробитая каска, разбитый чугунок и простой деревенский стол — олицетворяют все стороны бытия военного времени. В работе Савицкого почтить память минутой молчания об уничтоженной белорусской деревне пришли люди разных поколений – и кто сражался на войне, и их дети и внуки.

Андрей Васнецов, автор картины «Похороны солдата» (1985, зал 28), был выдающимся монументалистом, талант которого раскрылся в 1960-е годы. В такой же сдержанной и лаконичной манере он работал и в живописи. «Похороны солдата» по своей стилистике близки  монументальной фреске, в картине художник соединил  личные воспоминания о фронтовых трагедиях и пафос памяти, выраженный стихами-посвящением поэта Михаила Дудина.

Проводы солдат на фронт были одними из самых трагических событий на войне. Художники, пережившие эти мгновения, не могли их не переосмыслить в художественных образах. Так, Владимир Гаврилов пишет «За родную землю» (1959, зал 28) читать аннотацию, а Евсей Моисеенко  «Матери, сестры» (1967, вариант, зал 36) читать аннотацию, вспоминая эти минуты как бы сторонним взглядом. Выдержанный колорит, сдержанный пафос и немногословность, свойственные этим произведениям, возводят их в символ материнской жертвенной любви.

По-иному тему проводов на фронт раскрывает Ахмат Лутфуллин, переживший подростком войну на Урале.  Композицию картины с одноименным названием (1973, зал 36) читать аннотацию он строит подобно кинокадру из документального фильма, посвященного демобилизации. Вглядываясь в толпу, понимаешь, что скорее всего уезжают на войну последние дееспособные мужчины, т.к. все остающееся население состоит из женщин, стариков и детей. В серо-коричневой гамме полотна в разных местах в деталях вспыхивают вкрапления красного цвета. Они становятся своего рода олицетворением тех жертв, которые понесла страна в войне.

Татьяна Яблонская  в картине «Безымянные высоты» (1969, зал 36) читать аннотацию по-своему раскрыла тему памяти. Поле, превращенное войной в подобие пустыни, плавно перетекает от одной возвышенности к другой подобно морским волнам. И, только вглядевшись внимательнее, начинаешь видеть заросшие временем окопы. Пастельный колорит, плавность линий самого пейзажа входит в диссонанс с темой, и возникает очень необычный поэтически-возвышенный образ на тему войны и памяти о ней.

В середине 1980-х были созданы два произведения, посвященные году Великой Победы — Гелия Коржева «Облака 1945 года» (1980-1985, зал 26) читать аннотацию и Михаила Кугача «Весна. 1945 год» (1985, зал 29) читать аннотацию. Коржев, один из важнейших художников второй половины ХХ века, стремившийся к созданию социальных-философских полотен и работавший в сложной живописной манере, написал произведение, одновременно обращенное и к военному прошлому, и к грядущему будущему. Природа переживает расцвет – весна, солнечный день, по небу плывут облака. Немолодая пара, только что в тяготах пережившая войну, и девочка на дальнем плане, смотрят вдаль как бы с надеждой на лучшую жизнь, на ее обновление. Выразительная пастозная живопись  усиливает эмоциональное звучание полотна.

Иное чувство возникает от картины М.Кугача. В реалистически прописанной картине - ранняя холодная серая весна. На переднем плане одинокий старик, вышедший за околицу и возможно встречающий с войны односельчан. Произведение наполнено тоской одиночества и безнадежностью ожидания. 

Суровый облик военной Москвы возникает в картине Вячеслава Стекольщикова «Балчуг» (1969, зал 33) читать аннотацию. Свои представления об образе военной столицы возможно связаны с его детскими воспоминаниями.  По улицам замершего, почти черного города, по безлюдным улицам в тишине несут на позиции  аэростаты для защиты неба Москвы. На заднем плане дымит МОГЭС, его трубы упираются в нависшее серое небо. Колористическая суровость в соединении с приемом примитивизма в построении формы восходят к традициям художников объединения «Бубновый валет» начала ХХ века. Обращение к русскому авангарду является важным для отечественного искусства 1960-1970-х годов, открывшим для себя именно в то время иной, не реалистический, пластический язык.

Эту же живописную традицию использует в своем творчестве Николай Андронов, создавший диптих «Война и мир» (1986, зал 28) читать аннотацию. Два противоположных состояния жизни человека он решает каждое по-своему. В левой части, посвященной войне, композиция, построенная на беспокойных диагоналях, в единстве с тяжелым колоритом выражают крушение мирной жизни. Напротив, «мир» живописно просветлен и композиционно гармоничен.

Александр Шумилкин, написавший «В День Победы. Портрет ветерана» (1984, зал 28), обратился в своем творчестве к теме Севера, его природы и героев. Среди них он нашел и написал портрет одного из немногих представителей народов Севера, кто принимал участие в Великой Отечественной войне. Этому образу характерны внутреннее спокойствие и одухотворенная сила. В нем соединились гармония и монументальность в восприятии самой северной земли.

По прошествии десятилетий после окончания Великой Отечественной войны искусство открывает в разговоре о ней иные ракурсы. Возникает тема связи поколений – воевавших и ушедших, с одной стороны, и ныне живущих, с другой. Первым в этом ряду создал картину  «Шинель отца» (1970-1972, зал 36) Виктор Попков читать аннотацию. Художник выбирает жанр автопортрета для глубокого философского размышления о судьбах  и связи поколений, долге живущих перед ушедшими. Ушедшие – это не только те, кто в войну носил шинели, которые оказались великИ в прямом и переносном смысле нынешнему поколению, но и те женщины на заднем плане, которые ждали и оплакивали ушедших. Попков осмысливает себя, художника, как осуществляющего своим творчеством «связь времен».

Иной композиционно-пластический ход использует Сергей Шерстюк в картине «Отец и я « (1983, зал 36) читать аннотацию. В стилистике гиперреализма художник размышляет о ходе времени. Он впрямую сравнивает портрет отца, прошедшего войну и изображенного подобно черно-белой фотографии, и собственный цветной автопортрет. Художник выбирает фото отца в том же возрасте, что и он сам. Равны ли они друг другу? Один – отец – в парадной форме с военной выправкой, другой - современный интеллигент, далекий от внешнего совершенства.

Тему преемственности поколений Сергей Шерстюк раскрывает в полотне «Смена караула» (1988, зал 36) читать аннотацию. Они — солдат Первой мировой, кремлевские курсанты, мальчик из 1980-х — выражают понятие военной доблести прошлого, настоящего и будущего.

Великая Отечественная война, запечатленная в изобразительном  искусстве второй половины ХХ века, осмысляется в сознании людей вплоть до сегодняшнего дня в образах, обращенных к высоким идеалам с позиций гуманизма.

Куратор: Наталия Александрова


Мы используем cookie. Во время посещения сайта Федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Всероссийское музейное объединение «Государственная Третьяковская галерея» вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ. Подробнее.
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×